2016/07/29 09:06:11

Интервью TAdviser с директором направления CPM компании AT Consulting Юлией Захаровой

Юлия Захарова, директор направления CPM компании AT Consulting, в интервью TAdviser рассказала о том, как развивается российский рынок CPM-систем, какие тренды наиболее заметны в настоящее время и каких целей хотят добиться компании, внедряя подобные решения

Юлия <br /><b>Захарова</b> <div>Российские CPM-проекты - сложнее, быстрее, дешевле</div>
Юлия
Захарова
Российские CPM-проекты - сложнее, быстрее, дешевле

Что такое эффективность предприятия в идеальном варианте? Как ею можно управлять на базе CPM?

Юлия Захарова: Эффективное предприятие должно приносить максимальную прибыль и решать иные задачи, поставленные собственником или акционером. В идеале все бизнес-процессы организации должны быть направлены на это. Контролироваться же процессы должны с помощью системы взаимозависимых показателей, учитываемых в едином информационном пространстве. CPM-система позволяет решить целый ряд задач, связанных с построением сквозной модели расчетов показателей эффективности, предоставляя инструмент, отвечающий на вопрос, насколько предприятие эффективно с точки зрения внутренних целей. В числе детальных задач, которые решает СРМ: планирование финансовой и операционной деятельности, формирование консолидированной отчетности, управление рентабельностью, регулярная проверка фактического исполнения плана и корректировка планов.

Как вы оцениваете текущее состояние российского рынка CPM-систем? В каком направлении он движется?

Юлия Захарова: Есть ощущение насыщенности рынка CPM-решениями в их классическом варианте на крупных предприятиях. Внедрений с нуля, по моим оценкам, в крупном корпоративном сегменте сейчас нет и в ближайшее время не будет. Но когда меняются условия ведения бизнеса и появляются новые задачи по развитию компании – приходится регулярно «доавтоматизировать» планирование и управленческий учет, внедрять новую функциональность, перенастраивать CPM-систему, развивать ее. Рынок движется в сторону среднего и малого бизнеса. Понимание необходимости применения современных программных продуктов к предприятиям этого сегмента постепенно приходит. В условиях быстрого изменения конъюнктуры рынка и макроэкономических параметров становится недостаточно возможностей Excel, чтобы планировать деятельность.

Изменились ли потребности заказчиков в кризисных условиях? Каким образом?

Юлия Захарова: Потребности заказчика изменились, во-первых, в части осознания важности методологии, которая в российских условиях всегда идет от реальных бизнес-процессов предприятия и почти в каждом случае уникальна. Меняется среда бизнеса – меняется методология. Любой CPM-проект сейчас начинается с разработки или переработки методологии, которая потом воплощается в конкретной конфигурации системы, ее настройках. Вторая важная особенность текущей ситуации – все хотят быстро получить результаты от внедрения, поэтому на реализацию проектов отводятся сжатые сроки. И третий момент – проекты становятся все интереснее и сложнее, поскольку в большинстве случаев базовая функциональность уже внедрена, и теперь клиенты хотят детализации моделей управления эффективностью.

Заметна ли тенденция к импортозамещению на рынке CPM?

Юлия Захарова: Заметна. Российские CPM-продукты в минувшие два-три года развиваются достаточно бурно, так что многие заказчики предпочитает работать именно с отечественными разработками. Характерно, что наше ПО получает распространение и в СМБ, и в крупном корпоративном сегменте. Причина не только в государственной политике импортозамещении, но и в том, что ряд российских разработок уже достаточно зрелые и обладают всем набором необходимой функциональности. Именно этот факт является ключевым фактором того, что уже сейчас на их базе успешно решаются сложные и объемные задачи в различных секторах экономики. Кроме того, российские разработки дешевле аналогичных по классу западных продуктов, что немаловажно. Специалистов для поддержки и развития отечественной CPM-системы найти проще, что также уменьшает стоимость владения системой.

Чем руководствуются предприятия, когда выбирают CPM-систему с менее развитой функциональностью? Казалось бы, системы управления эффективностью не являются критически важными с точки зрения обеспечения информационной безопасности бизнеса, но чрезвычайно важны как аналитический и плановый инструментарий. И функциональность должна быть на первом месте.

Юлия Захарова: Я бы сказала что, далеко не всем предприятиям нужна широкая функциональность. Многим достаточно основных возможностей, которые прекрасно реализованы, например, в отечественных системах. А дополнительная визуализация и технологические новшества зачастую не используются вовсе, но при этом дорого стоят.

Попробуйте оценить объем российского рынка CPM-систем за 2015 год. Какую динамику показал рынок? Какую динамику вы можете спрогнозировать на 2016 год?

Юлия Захарова: Объем российского рынка CPM-систем за 2015 год в денежном выражении оценить не возьмусь, у меня нет на руках такой статистики. Касательно динамики могу сказать, что с начала прошлого года был серьезный спад по всем направлениям, включая CPM. Начиная с середины 2015 года ситуация выровнялась, но в целом рынок существенно ниже 2014 года. Это наше общее понимание рынка и тех тенденций, которые мы на нем наблюдаем.

Что касается нашей компании, то, несмотря на общерыночную динамику, мы смогли укрепить свою долю, выручка AT Consulting по CPM-направлению за 2015 год выросла по сравнению с предыдущим годом более чем на 20%.

Ваш прогноз по динамике рынка на текущий год?

Юлия Захарова: В целом ожидаем, что год будет не простым и высококонкурентным. Но вместе с тем, мы сфокусированы на том, чтобы укреплять свои лидирующие позиции на рынке, и ожидаем расширения клиентского портфеля.

Каковы, на ваш взгляд, главные тренды российского рынка CPM? Отличаются ли они от мировых тенденций?

Юлия Захарова: Тенденции на российском и мировом рынках CPM разнонаправленные. Мировой рынок решений класса CPM активно движется в сторону облачных технологий и упрощения управления эффективностью, ухода от сложных моделей, чрезвычайно трудоемких и в части их разработки, и в части их дальнейшей поддержки. Этот уход позволят упрощать и ускорять процессы подготовки отчетности, бюджетирования, планирования. Российские предприятия, напротив, выстраивают сложные модели оценки собственной эффективности, основанные на многофакторном анализе. Объяснить это легко – в непростой экономической ситуации, в которой вынужден работать наш бизнес, подобный подход помогает лучше ориентироваться и реагировать на изменение среды ведения. Облачные решения в контексте управления эффективностью предприятий в России пока не столь популярны.

С чем связана непопулярность облачных CPM-решений у российских компаний?

Юлия Захарова: Срабатывают соображения информационной безопасности. Ведь в облаке будут размещаться важнейшие бизнес-показатели, планы – на такой шаг достаточно сложно пойти. Вариант, который возможно станет развиваться в России – это частные облака. При этом, кроме безопасности, нужно решить вопрос интеграции CPM-решения с другими системами и синхронизации данных с общим информационным ландшафтом. Еще один важный момент, сдерживающий переход в облако в случае крупных предприятий, – необходимость сохранения инвестиций, сделанных в уже реализованный на своей площадке CPM-проект.

Вы собираетесь убеждать российские компании в том, что это не совсем так, и что использование облака в контексте CPM – это хорошо?

Юлия Захарова: Мы верим в облачные технологии. При правильной организации они помогают сэкономить деньги предприятия и оптимизировать процесс. Но предложений по работе с CPM из публичного российского облака немного. Поэтому на данном этапе становления рынка мы предлагаем компаниям создание как раз частного облака, позволяющего оптимизировать расходы на оборудование, софт и сопровождение. Ведь CPM – это не транзакционная система для ежедневного использования, поэтому покупать специально для CPM-решения дорогостоящее оборудование не всегда целесообразно.

В портфеле компании есть хотя бы один CPM-проект, реализованный в облаке?

Юлия Захарова: На данный момент нет. Мы несколько раз рассматривали облачные решения, но после детального рассмотрения потребностей и запросов клиента, совместно приходили к решению, что необходимо традиционное внедрение на площадке клиента. Причем не только из соображений безопасности, но и по причине слишком простых моделей данных и расчетов, реализованных в облачных предложениях провайдеров. In-house-решение дает возможность настроить программу под конкретного заказчика, не накладывает ограничения и позволяют реализовать достаточно сложные модели.

Какие факторы, по вашему мнению, сдерживают развитие российского рынка CPM-систем?

Юлия Захарова: Иногда компании недооценивают важность контроля эффективности деятельности на базе современных программных продуктов с широкими возможностями. Поэтому CPM-системы зачастую не относят к разряду критически важных для бизнеса ИТ-решений. Компании порой сконцентрированы на автоматизации текущей деятельности и не заглядывают в завтрашний день. Считается, что финансистам достаточно возможностей Excel. Но ведь на самом деле организация может автоматизировать свои бизнес-процессы сколько угодно, но если при этом у руководства нет детального понимания, насколько эффективно работает компания, на отдельных направлениях бизнеса высока вероятность ошибочных инвестиций.

Какие функции (технологии) CPM-систем на данный момент недостаточно востребованы российскими заказчиками, но при этом имеют большой потенциал применения в будущем?

Юлия Захарова: Не слишком востребовано стратегическое планирование. Сказать, что в ближайшее время ситуация изменится, наверное, было бы неправильно. Хотя задачи декомпозиции стратегического плана на уровень годового, квартального бюджетов уже встречаются, и можно предположить, что такой, комплексный подход к управлению эффективностью будет и дальше распространяться. Вторая функциональность, которая еще не получила должного распространения на рынке, но к которой активно присматриваются игроки, – расчет прибыльности по направлениям развития бизнеса с учетом всех факторов и на базе различных методологий. Соответствующие запросы к нам приходят, компании начали об этом думать.

С какими вендорами CPM-систем работает AT Consulting? Какие решения пользуются наибольшим спросом?

Юлия Захарова: Мы мультивендорная компания, являемся партнерами большинства зарубежных и российских вендоров. Из зарубежных – это, в первую очередь, большая тройка (Oracle, IBM, SAP), а также решение по расчету прибыльности от компании SAS. Из российских вендоров мы сотрудничаем с компаниями «» и «Галактика». При этом исторически сложилось так, что большинство проектов в нашем портфеле на сегодня реализованы на Oracle Hyperion Planning. Отмечу также, что крупнейшие в России внедрения на базе продукта Oracle выполнены нашей компанией.

Есть ли какая-то принципиальная разница между иностранными и отечественными решениями CPM?

Юлия Захарова: Западные системы исторически развиваются намного дольше, чем российские, поэтому они имеют иногда более широкую функциональность, аккумулируют значительно больший опыт. Принципиальное отличие иностранных разработок от российских еще и в том, что западная CPM – это конструктор, с помощью которого можно собрать систему под конкретного заказчика. Причем возможности, заложенные в CPM в плане наращивания функциональности и адаптации под конкретный бизнес, очень большие. Российские системы более закрытые, настроить их под уникальные потребности заказчика возможно, но это может потребовать больше усилий. Хотя с другой стороны мы сейчас видим, что отечественные производители ПО активно развивают свои решения, и мы считаем, что в ближайшее время существующее отставание будет устранено.

В среднем сколько длится проект внедрения CPM-системы в крупной компании?

Юлия Захарова: От шести месяцев, в среднем – год. В моей практике были проекты, когда система бюджетирования на достаточно крупном предприятии была развернута за три месяца. Многое зависит от степени готовности методологии, и включается ли во временные рамки проекта ее переработка, адаптация под клиента. В большинстве случаев переработка и адаптация методологии требуется.

Приведите примеры крупных внедрений за последние два года.

Юлия Захарова: Среди наших проектов могу отметить создание системы бюджетирования в ГК «Дикси», Внедрение системы бюджетирования и расчета прибыльности и системы трансформации в компании «Евроцемент». Среди крупных проектов развития СPM-решений можно также отметить проекты в «ВымпелКоме», «Ростелекоме», группе компаний «Черкизово».

Image:Инфографика_CPM_финал3.jpg

Каких целей хотят добиться компании, внедряя CPM? Как оценить эффективность внедрения?

Юлия Захарова: Целей несколько. Главная цель любого CPM-проекта – научиться правильно рассчитывать свою эффективность, затрачивая при этом меньшие ресурсы и получая большую детализацию, позволяющую собственнику принимать правильные решения. Целью финансовой консолидации является снижение сроков подготовки отчетности (как показывает опыт, достижимо снижение сроков с месяца до нескольких дней). Бюджетирование позволяет, соответственно, сократить срок подготовки бюджетов, повысив качество данных, получаемых из одного «источника правды», и расчетов за счет многократных автоматизированных проверок. Что касается количественных показателей оценки эффективности, то их два – сокращение времени подготовки отчетности и количество версий отчетов (бюджетов) в единицу времени. Так, на одном предприятии тратилось несколько месяцев на подготовку одной версии бюджета, после внедрения CPM появилась возможность каждую неделю собирать по новой версии.

73

Читайте также